MAXHO (maxho) wrote,
MAXHO
maxho

Category:

Оружие на пол, руки за голову, всем лежать мордой в пол


  • Великий поход «Севастополя» © Споры по единственной достроенной серии русских линкоров не утихают со времен еще царских. И не утихнут, пока в России, в принципе, есть флот и его историки. Это и понятно: семь линкоров типа «Севастополь» (а «императрицы Марии» – это пусть и улучшенные, и слегка измененные, но именно «Севастополи») – это единственные линкоры, построенные в России.

    «Николай I», тоже корабль данного типа, но доведенный до ума – так и не достроили, «Измаилы» – тоже, а в советские времена... В советские времена строили и линкоры, и линейные крейсера, целых три серии, но все три в строй не вошли. Причины разные, но факт есть факт: именно «Севастополи» – это единственные наши удостоверения, что мы состояли в клубе великих морских держав. Причем состояли вдвойне – и по факту наличия, и по факту постройки этих гигантов.

    Это престижно, это достижение, без иронии, строить линкоры самостоятельно смогло не так уж и много государств, всего семь, причем мы в этом списке не последние, но... Именно практика – критерий истины, а мореходность все-таки главное качество линейного корабля.



  • Сами по себе пушки и табличные данные по скорости/дальности – это буковки и циферки, которым в реальной жизни места нет. А с дальними переходами у наших гигантов не сложилось. Из трех черноморских линкоров Черное море покинул один – «Генерал Алексеев», он же «Воля», он же «Император Александр 3». И то: с Черного моря он вышел только в Средиземное, дошел до Бизерты, где и тихо сгнил. Сгнил не потому как плохой, а потому как французы не отдавали его нам, надеясь на выплату займов, а мы не имели возможности давить по этому вопросу. Знаменитый кораблестроитель, увидя вновь свои корабли (дредноут и эсминцы), проектирование которых осуществлялось при его активном участии, не отказал себе в удовольствии прочесть сопровождающим его французским морякам небольшую лекцию об их превосходных боевых качествах. Тогда французов особенно заинтересовал дредноут… Лекция удалась и вероятно сыграла свою роль… Советская миссия не удалась по «политическим» причинам. Легенда же о том, что французы испугались, достойна «Википедии», на 1924 год этот морально устаревший линкор, да к тому же требующий серьезного ремонта, напугать мог разве румын или болгар, у турок же было что-то подобное – «Гебен», так что им бояться было особо нечего. В лучшем случае привели бы его в порядок и модернизировали только к началу 30-х годов, что правительство и Крылов четко понимали. Да и сумма царских займов была такова, что построить на эти деньги (22,5 миллиарда золотых франков) можно было несколько флотов дредноутов с нуля, включая сюда стоимость постройки производственных цепочек. Как бы там ни было – океанским походом это назвать нельзя, переход в тепличных условиях, не более, который реальную мореходность корабля не продемонстрировал. В океан «Севастополь» вышел только раз, речь о переходе «Парижской коммуны» на Черное море, где флота у нас не было, в смысле – совсем. Дореволюционный Черноморский флот частью погиб, а частью был угнан в Бизерту, новый флот строился со скрипом, точнее – почти не строился, пришлось даже поднимать со дна утопленников 1918 года и вводить в строй, по возможности, вот и... Вот и решено было провести великий поход – перевод на Черное море с Балтики линкора «Парижская коммуна» и крейсера «Профинтерн». Задача для дореволюционного флота, в общем-то, рутинная, ежегодно русские корабли ходили на Средиземноморье, одно время там базировалась целая эскадра, да и перед Первой мировой походы кораблей с гардемаринами были делом совершенно обыденным. После Первой мировой и Гражданской русский флот, конечно, потерял многих и многое, но, скажем, Фрунзе водил эскадру в Кильскую бухту. И ничего, рутинная операция. А вот этот переход рутинным не получился, скорее – наоборот, и личности моряков здесь ни при чем. Моряк командовал линкором на переходе как раз хороший: Константин Иванович Самойлов окончил гардемаринские классы еще до революции, повоевал в Гражданскую, позже – научный работник. Не репрессирован, не осужден и не получил ни единого упрека за переход, который даже очень мягко можно назвать провальным.

    Да и самим практическим отрядом Морских сил Балтийского моря тоже руководил не комиссар в пыльном шлеме, а вполне себе профессиональный моряк – Лев Галлер. Более того – переход тщательно готовили с учетом его, прямо скажем, невысоких ходовых качеств: «спроектированные под сильным влиянием артиллерийских специалистов Морского генерального штаба наши линкоры отличались сравнительно низким надводным бортом (высота менее 3 % длины корабля), практически не имели седловатости и развала шпангоутов в носовой части и, кроме того, обладали построечным дифферентом на нос. Поэтому на большом ходу, особенно в свежую погоду, на бак попадали значительные массы воды, причем брызги долетали даже до рубок». Для придания кораблю относительно нормальной мореходности было решено: «осуществить развал верхней части борта (с помощью наделок) и, может быть, продолжить борт в носу до высоты леерных стоек». Поход сопровождала дурная секретность – официально корабли шли в Средиземное море, дабы продолжить период обучения, а с Неаполя перейти... в Мурманск. Что позже публиковалось во многих трудах. Причина была – турки заканчивали модернизацию «Гебена» и могли создать преграды прохождению нашего отряда. Впрочем, проблемой стала не политика и не турки, а океан, ходить по которому «Севастополи» были не предназначены, от слова «совсем». Ну и выучка команд, которая после пережитого страной была, мягко говоря, невысокой. Сначала механики допустили вскипание воды в котлах, потом напортачили штурманы: «Предположив, что нас сносит приливное течение, взяли курс 193° с расчетом к полудню выйти на плавучий маяк Сандетти. Но нашел сплошной туман, и в 11 ч. 20 мин. командир отряда предложил стать на якорь. Помню, я даже рассердился, считая, что можно спокойно идти еще минут сорок. Но предложение перешло в приказ». И, если бы не приказ Галлера, линкор бы вылетел на мель, а потом начались Бискаи. Крен огромного линкора во вполне себе обычный для тех мест шторм достигал 29 градусов, фальшборт океанскую волну не держал, и корабль принимал до ста тонн воды в час. Пришлось заходить в Брест, тем более у «Профинтерна» разошлась обшивка в районе котельного отделения. Кстати, не считая этой аварии, крейсер вел себя в океане гораздо лучше линкора, его-то строили как раз для открытого моря. Выходить на немореходном линкоре в Бискаи в начале декабря было глупо, но Москва гнала вперед – на кону была честь государства и флота, провал был бы воспринят как полная профнепригодность моряков и небоеспособность флота.

    10 декабря шторм разрушил надстроенный фальшборт, и корабль оказался на краю гибели. «Я стоял на левом крыле ходового мостика, командир отряда на правом. Вдруг он, обняв пеллорус гирокомпаса, повис буквально надо мной: корабль лег совсем на борт и не встает.

    Это длилось какие-то секунды, но мне они показались вечностью!» Даже изменить курс удалось с трудом – линкор не только зарывался в воду, при сильном шторме он терял управляемость. К счастью, удалось уйти в Брест и стать на ремонт. И лишь после ремонта, воспользовавшись тихой погодой, дойти до Гибралтара. В Средиземном море было проще. И наконец 18 января отряд увидел берега Крыма. Был приказ Муклевича: «…сегодня я имел возможность с большим удовлетворением доложить Реввоенсовету СССР о том, что личный состав линейного корабля «Парижская коммуна» и крейсера «Профинтерн», проявив в условиях длительного и тяжелого плавания высокие политико-моральные и физические качества и преодолев все трудности, стоявшие на пути, в полной мере оправдал возлагавшиеся на него надежды и успешно выполнил поставленную ему задачу». Но был и факт: второй раз «Севастополь» выпустили из Балтики только спустя восемь лет – линкор «Марат» посетил Англию.

    А в целом... Несмотря на героические описания в советских источниках, всем стало ясно – линкоров у нас нет. Есть три броненосца береговой обороны, годные только на закрытых театрах и только в хорошую погоду. Не зря к побережью Испании во время тамошней гражданской войны наши линкоры не послали, нечего было посылать. Ну и опыт для экипажей вышел довольно сомнительный, хотя и небесполезный. «Севастополи» после этого модернизировали, но в целом... В целом практика показала, что первый блин получился комом, а ослабление мореходности в пользу артиллерийской мощи превратило заурядные линкоры едва ли не в плавбатареи. А второй блин мы испечь так и не сумели. Не считать же линейными кораблями крейсера проекта 1144? Это уже совсем другая эпоха и совсем другие корабли.


  • Пленные «Центурионы»: британская броня в Кубинке © «Центурион» в Кубинке. 80-е годы. Источник: andrei-bt.livejournal.com «Центурионы»-неудачники Шило утаить в мешке тяжело. Особенно, когда это шило весит больше 45 тонн и принято на вооружение 14 государствами. Таким был британский «Центурион», впервые попавший в СССР в 1952 году в числе трофеев Корейской войны. Это была новейшая модификация Mk-3, оснащённая 83,8-мм пушкой. Надо отдать должное, «Центурион» живым неприятелю не сдался, основательно выгорел изнутри и лишился боекомплекта.

    Подарок от северокорейцев отправили в Кубинку для визуального исследования. Как оказалось, в живых у танка осталась только броня, приборы наблюдения и частично двигатель. «Центурион» в современной экспозиции танкового музея в Кубинке.



  • Фото автора В следующий раз «Центурион» попал в плен только в 1971 году. Во время конфликта Израиля с Сирией сразу два танка в исправном состоянии были захвачены сирийцами и переправлены в Москву. Это были танки модификации Mk-9 и Mk-10. Спустя два года в СССР с Ближнего Востока отправились еще две бронемашины в исполнении Mk-3 и Mk-7, прошедшие модернизацию в Израиле. К слову, в этой же партии сирийцы отправили в Советский Союз американский танк М60А1, также в дальнейшем ставший объектом для изучения в Кубинке. Здесь наблюдается небольшое расхождение с распространённой в интернете информацией и данными из «Вестника бронетанковой техники». В 1978 году в секретном на то время издании вышел материал «Броневая защита английского танка «Центурион», в котором шла речь о четырех машинах под индексами Mk-3, Mk-9, Mk-9A и Mk-10. При этом наименование Mk-9А танк получил произвольно от авторов статьи – военных инженеров Королева и Наумика.

    Дело в том, что на верхнюю лобовую деталь этого танка была наварена дополнительная броня толщиной 45 мм, поэтому и решено было добавить литеру «А» как признак модернизации.

    Однако откуда, вообще, взялась эта вторая «девятка»? Неужели в Кубинке не опознали модификацию Mk-7 и ошибочно нарекли её Mk-9A? В это слабо верится. И, скорее всего, современные комментаторы что-то путают в классификации британских танков. Тем более что машина имела целых 13 вариантов исполнения, порой очень серьезно отличающихся друг от друга. Исследование трофейных британских «Центурионов» для советской военной промышленности и науки в 70-х годах имело чисто спортивный интерес. Танки уже были сняты с производства и устарели. К тому времени англичане уже имели на вооружении «Чифтены», а в СССР – Т-64 и Т-72. Тем не менее в Кубинке очень внимательно отнеслись к изучению танка. Все дело в том, что «Центурионы» наряду с советскими Т-55 и Т-62 были машинами второй линии и часто воевали друг с другом в локальных конфликтах. Союзники СССР сражались с союзниками блока НАТО. И изучение вражеской техники могло дать толчок для модернизации отечественных танков в третьих странах.

    Или подобрать ключики к слабым местами британской машины. «Центурионы» взрывают Английские танки не произвели на отечественных инженеров особого впечатления. Танк тяжелый, броня – посредственная.

    А о вооружении и говорить было нечего. В первой же стычке аналогичный по массе ИС-3 разделал бы своего оппонента под орех 122-мм орудием еще в начале пятидесятых годов. В ходе всего жизненного цикла британцы не изменяли состав и технологии изготовления брони «Центурионов». Варьировалась только толщина, естественным образом увеличиваясь от модели к модели. У танков Mk-3, Mk-9 и Mk-10 химический состав брони практически идентичен. Это хромоникельмолибденовая сталь средней твердости для корпуса и марганцевоникельмолибденовая – для литой башни.

    Среди особенностей технологии производства танков советские инженеры отметили широкое применение сварки. При высоком качестве изготовления и точности подгонки деталей британцы не разделывали кромки бронеплит перед сваркой. А это, как справедливо отметили в «Вестнике бронетанковой техники», снижает живучесть брони при снарядном обстреле. Танки, попавшие в СССР в 1973 году и прошедшие модернизацию в Израиле, были подвергнуты испытаниям на подрыв. Израильтяне усилили днище моторно-трансмиссионного отделения и смонтировали силовую установку от американского танка М60А1. Инженеры не приводят точные данные относительно методики испытания «Центуриона», но результаты говорят, что «британцу» пришлось не сладко. Для испытаний применили взрывчатку «Пластит-4», из которой, в частности, изготавливали удлиненные заряды для подрыва гусениц. Методика предусматривала во всех случаях заглублять заряд на 8–10 см в грунт. Как минимум несколько тротиловых зарядов было испытано против ходовой части «Центурионов». Оказалось, 7-килограммовый фугас не только гарантированно разрывал гусеницу, но выводил строя сразу два катка. При удачном стечении обстоятельств и 2,7-килограммовый заряд был способен обездвижить «Центурион». В среднем для выведения из строя гусеницы британского танка требовалось на 10–12 % меньше заряда, чем, к примеру, для танка Т-72. Размещение элементов подвески снаружи корпуса танка оказалось слабым местом британской ходовой. Упоминаемый 7-килограммовый заряд тротила разрушал крепление тележки к корпусу и изгибал ось балансира. С одной стороны, танкистам теоретически было несложно провести ремонт подвески – узлы располагались вне корпуса и были вполне доступны. С другой стороны, только для демонтажа тележки подвески требовалось подъемное устройство на 1,1 тонны.

    Интересно, что амортизаторы ни в одной серии подрывов не пострадали. Как предположили советские инженеры, все произошло по причине низкой эффективности данных элементов подвески.

    «Центурион» Mk-3 в канадском музее Борден. Источник: ru.wikipedia.org Когда в одном из экспериментов под гусеницей «Центуриона» взорвали 7,2-килограммовый фугас, то досталось и днищу танка.

    Прогиб были небольшой – всего 2,5 мм.

    Но и он мог оказать весомое травматическое воздействие на экипаж. Когда перешли к взрывам мин непосредственно под днищем танка, все оказалось очень плачевно. 3,2 кг тротила вызывали остаточный прогиб почти в 22 мм. Роль станового хребта играла перегородка в отделении управления танка толщиной 5,5 мм, соединяющая днище и бронелисты крыши корпуса. Эта перегородка неплохо увеличивала жесткость днища, и все остаточные прогибы формировались в сторонах от неё. Именно за счет перегородки в отделении управления танк выдержал подрыв под днищем 7,2-килограммового фугаса. При этом остаточные прогибы достигали 120 мм и гарантированно выводили из строя механика-водителя. Но вот разрывы днища не наблюдались. Когда инженеры-испытатели заложили аналогичный заряд под МТО, взрывом разорвало днище и оставило 175-мм прогиб. Все это произошло, несмотря на усилия израильтян в направлении укрепления противоминной стойкости днища МТО. Да и с противокумулятивными экранами на бортах танка перемудрили. Крепления сделали слишком хлипкими, и при подрыве фугасов стальные элементы защиты раскидывало на десятки метров по округе. Напоследок один «Центурион» в исполнении Mk-10 испытали на стойкость к гамма-излучению. Танк разрабатывался еще во времена Второй мировой войны и конструкционно не был приспособлен противостоять радиоактивному излучению. Экипажу приходилось надеяться только на толщину брони. Удалось провести не только натурные испытания британского танка, но и сравнить с аналогичными параметрами американских М60А1 и М48А3. Хуже всего в «Центурионе» при ядерном взрыве придется механику-водителю – около него гамма-излучение ослабляется всего в 10 раз. Для сравнения: командир танка и наводчик могут рассчитывать на 80- и даже 100-кратное поглощение смертельно опасного излучения. Итоги аналогичных испытаний американских машин показали сходные результаты. «Армия-2018». Последний из попавших в Россию «Центурионов». Состояние хуже некуда. Источник: vitalykuzmin.net Как оказалось, плененные в 50–70-х годах «Центурионы» были не последними для нашей страны.

    В 2018 году в Россию привезли останки британского танка, который использовался сирийскими боевиками.

    Танк, скорее всего, был из числа трофеев одной из многочисленных стычек Сирии и Израиля в прошлом.


Tags: army, new
Subscribe

  • Das Auto

    BMW лишит модели M3 и M4 механической трансмиссии © Немецкий автомобильный концерн готовит два новых спорткара — седан M3 и купе M4 в…

  • О, спорт, опять ты

    Названы биатлонисты, допущенные к контрольным стартам в Ханты-Мансийске © Ранее стало известно, что в пятёрку "неприкасаемых" вошли Эдуард…

  • Хватит работать - пей, гуляй, веселись

    Не наш герой © Крайний север © Париж ©

promo nemihail 16:00, Суббота 51
Buy for 20 tokens
Удивительно, но порой даже коренные москвичи не все это знают, да чего греха таить, даже я до этого года об этом не знал. (фото: Яндекс Картинки, кадр из к/ф Во все тяжкие) С начала года я нашел инвестиционную нишу, в которую залез с головой. Это не системная история, это просто ниша на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4271 comments

  • Das Auto

    BMW лишит модели M3 и M4 механической трансмиссии © Немецкий автомобильный концерн готовит два новых спорткара — седан M3 и купе M4 в…

  • О, спорт, опять ты

    Названы биатлонисты, допущенные к контрольным стартам в Ханты-Мансийске © Ранее стало известно, что в пятёрку "неприкасаемых" вошли Эдуард…

  • Хватит работать - пей, гуляй, веселись

    Не наш герой © Крайний север © Париж ©