MAXHO (maxho) wrote,
MAXHO
maxho

Categories:

Оружие на пол, руки за голову, всем лежать мордой в пол


  • кабинет стоматологии

  • Разведывательная машина Howie Machine Gun Carrier. Жертва упрощений © Разведывательная машина Howie MGC и ее создатели Простота конструкции обычно дает определенные преимущества, но чрезмерное упрощение может приводить к проблемам. Ярким примером этого стала разведывательная машина Howie Machine Gun Carrier американской разработки. Несмотря на крайне простую и дешевую конструкцию, она была непригодна для практической эксплуатации.

    Вместо броневика В начале 1937 г. бригадный генерал Уолтер К.

    Шорт выступил с инициативой о создании перспективной сверхлегкой многоцелевой боевой машины.

    На тот момент задачи разведки и сопровождения пехотных или кавалерийских подразделений решались в основном при помощи бронеавтомобилей. Однако такая техника была достаточно сложной и дорогой – и потому следовало рассмотреть возможные альтернативы. Идея генерала Шорта заключалась в создании максимально компактной машины с минимальным экипажем и пулеметным вооружением. За счет специально разработанного шасси она должна была показывать высокую подвижность. Скорость, маневренность и минимальные проекции должны были защищать ее не хуже обычной брони. Готовы к маневру и бою Разработку и строительство экспериментальной машины поручили специалистам пехотной школы базы Форт-Беннинг – капитану Роберту Дж. Хауи и мастер-сержанту М. Уайли. Всего за несколько месяцев они подготовили проект и сами собрали опытный образец. В знак признания их труда проект фигурировал в документах под названием Howie Machine Gun Carrier («Носитель пулемета конструкции Хауи»).


  • Впрочем, в дальнейшем появилось достаточно обидное неофициальное прозвище. Проще некуда Авторы проекта прекрасно справились с задачей упрощения и уменьшения машины. Готовый образец фактически представлял собой самоходное шасси без кузова/корпуса с минимально необходимым набором агрегатов, простейшей конструкцией силовой установки – и с требуемым пулеметным вооружением. При сборке использовались агрегаты серийного автомобиля марки American Austin и другие доступные комплектующие. Основой конструкции стала простая прямоугольная рама с плоским настилом. В ее передней части крепился передний мост с управляемыми колесами. На корме поместили двигатель и несложную трансмиссию на основе серийных агрегатов. Предусматривался простейший бампер, а по бортам находились колесные арки. Силовую установку и трансмиссию позаимствовали у автомобиля марки American Austin. Маломощный двигатель находился в корме и был развернут выходным валом вперед. Перед мотором стояла трехскоростная механическая коробка передач, обеспечивавшая привод готового моста с дифференциалом. Задние колеса находились под двигателем, из-за чего понадобился дополнительный цепной привод, соединявший их полуоси с мостом. Колеса, шестерни и цепи прикрывались изогнутыми крыльями. Подвеска обеих осей была жесткой. Экипаж состоял всего из двух человек, и их рабочие места отличались специфической эргономикой. Водитель и пулеметчик должны были лежать на животе вдоль машины. Место водителя находилось слева от продольной оси, пулеметчик располагался справа. На месте водителя имелись оригинальные органы управления. Вместо рулевого колеса использовался румпель по типу лодочного, он контролировался левой рукой. Справа от водителя находился блок с рычагом переключения скоростей. При помощи жесткой тяги он связывался с собственным рычагом коробки передач. Педали разместили в корме машины, под ногами водителя. Непосредственно перед местом стрелка, у правого колеса, находился шкворень под установку пулемета. На опытном образце использовалось изделие M1917 с водяным охлаждением. Между передними колесами предусматривалась рамка, в которой закреплялись пять коробок с патронными лентами и одна канистра с водой для пулемета. Оставаясь на своем месте, стрелок мог обстреливать цели в ограниченном горизонтальном и вертикальном секторе. Длина машины Howie MGC составляла всего 3,15 м при колесной базе 1,9 м, ширина – менее 1,6 м. Высота конструкции определялась габаритами силовой установки, а именно радиатором. Этот параметр не превышал 850 мм. Снаряженный вес без учета вооружения и экипажа – 460 кг. Возможно, в ходе дальнейшего развития можно было уменьшить габариты и массу. Автомобильный двигатель обеспечивал скорость на шоссе до 45 км/ч. Носитель на испытаниях Сборка изделия Howie MGC «из подручных материалов» продолжалась до августа 1937 г., после чего его вывели на ходовые испытания. Все тесты осуществлялись на полигоне базы Форт-Беннинг. Там проверили как ходовые, так и огневые характеристики.

    При этом длительные испытания не понадобились, поскольку прототип очень быстро показал все свои преимущества и, что важнее, недостатки. Разведывательная машина без лишних агрегатов развивала на шоссе высокую скорость и показывала неплохую маневренность. Шкворневая пулеметная установка обеспечивала неплохую огневую мощь. Машина без труда укрывалась в складках местности, и ее обнаружение было достаточно сложным. Впрочем, на этом все достоинства заканчивались. Достаточно быстро выяснилось, что шасси оставляет желать много лучшего и не соответствует даже элементарным требованиям удобства. Отсутствие мягкой подвески и небольшой клиренс ограничивали подвижность и проходимость даже на шоссе. Экипаж был «открыт всем ветрам», а органы управления не отличались удобством. Из-за тряски и ударов машина получила обидное прозвище Belly Flapper – вероятно, поездка на ней напомнила кому-то болезненное падение в воду плашмя. Вполне ожидаемо проект Howie MGC получил плохие отзывы и остался без рекомендации к дальнейшему развитию. Армии следовало продолжать разработку и эксплуатацию разведывательных броневиков привычного облика, а не чрезмерно облегченных шасси с пулеметом. К началу 1938 г. работы по концепции генерала Шорта остановились. Чертеж из патента 1939 г., представляющий трехосный вариант шасси Вторая попытка Впрочем, авторы проекта не сдались. Капитан Р. Хауи полагал, что его «носитель пулемета» имеет реальные перспективы и способен найти свое место в армии. Он завел переписку с различными структурами и организациями, начал ходить по кабинетам и отстаивать свою точку зрения. Кроме того, он запатентовал оригинальную машину. Любопытно, что к патенту 1939 г. прилагались чертежи двух- и трехосного шасси.

    Усилия офицера-энтузиаста не пропали даром. В 1940 г. на фоне начавшейся войны в Европе и известных рисков для США проект Howie Machine Gun Carrier снова привлек внимание. Военное ведомство пригласило представителей нескольких автомобильных компаний для ознакомления с экспериментальной конструкцией. Возможно, они могли бы заинтересоваться необычной концепцией и реализовать ее на новом техническом уровне, уже без врожденных проблем имеющегося прототипа. Howie MGC в музее Разведывательная машина опять никого не заинтересовала, и окончательно осталась без будущего. Единственный построенный прототип отправили на хранение перед возможной утилизацией. Впрочем, «носителю пулемета» повезло. Он дожил да нашего времени и после реставрации занял свое место в музее базы Форт-Беннинг. Таким образом, проект Р. Хауи и М. Уайли на базе концепции генерала У. Шорта не дал никаких реальных результатов, за исключением понимания бесполезности подобных разработок. Следует отметить, что Howie Machine Gun Carrier не был единственной попыткой создания компактной машины с пулеметным вооружением. Схожие изделия создавались и в других странах, и все подобные проекты завершились одинаково – провалом. Разведывательные машины и танкетки такого рода не имели реальных перспектив.


  • Боевые корабли. Крейсера. И ради чего все это было? © О семействе японских легких крейсеров типа Кума» мы уже говорили, теперь есть смысл рассмотреть одного из представителей класса чуть подробнее. Он того заслуживает, и не потому, что один выжил их всей семьи, а потому, что стал объектом нешуточных экспериментов.

    Да, угадали. «Китаками». Девизом этого корабля мог стать лозунг «Живу в эпоху глобальных перемен!» Справедливо, кстати. То, что японцы были очень крутыми ребятами, способными даже адскому пингвину приделать поплавки и прицепить торпеду – это факт. И все время их эксперименты лично у меня вызывали просто благоговейный трепет, потому что реально ну ничего святого не было для них. Одна сомнительная переделка линкоров в авианосцы чего стоит. И я не о «Синано», там все более-менее прилично было оформлено. Это в сторону «Хюга» и «Исэ», которые линкорами быть перестали, а вот авианосцами не смогли. Ну, примерно, как наш «Адмирал Кузнецов», ни авианосец, ни крейсер. Вот и эти были, «неведомые зверушки», если по сказочному. А что, крейсера из другого металла сделаны? Почему нельзя над крейсерами поизгаляться? Запросто. Если микадо прикажет, самурай что ответит? Воот… Из линейного крейсера «Акаги» вполне получился нормальный авианосец. Были проекты переоборудования во что-то авианесущее тяжелых крейсеров «Аоба», дошел этот процесс и до легких крейсеров. «Китаками» крупно «повезло». Его в авиаматку решили не превращать. Но это не значит, что все было прекрасно. Я бы сказал, что наоборот, ни над одним кораблем в японском императорском флоте (а значит, и во всем мире) так не издевались. Историю появления крейсеров типа «Кума» мы оставим в стороне (ссылка), по сути тип «Кума» должен был стать противовесам американским крейсерам типа «Омаха». Это была очень непростая задача, поскольку изначально в проекте крейсера напоганили изрядно. «Кума» вряд ли мог что-то противопоставить «Омахе», поскольку у «Кумы» из семи орудий по носу или корме могли стрелять только три, а в бортовом залпе принимали участие шесть орудий.


  • У «Омахи» было не сильно, но лучше. По носу и корме могли стрелять по шесть орудий, бортовой залп – восемь орудий из двенадцати. А вообще у «Кума» изначально по проекту вообще было водоизмещение 3 500 тонн и 4 орудия 140-мм… Поняв, что недолидер/переэсминец императорскому флоту не нужен, он нужен как раз американцам, которые будут на нем оттачивать свои навыки стрельбы, японцы начали переделывать «Кума».

    Переделка первая Орудий стало 7. Уже лучше. Дальность плавания увеличили с 6 000 до 9 000 миль. Мощность машин тоже увеличили почти вдвое, с 50 до 90 тысяч л.с. В итоге полное водоизмещение скакнуло с 4 900 до 7 800 тонн. Скорость тоже снизилась, с 36 до 32 узлов, но теперь это стало не так критично. Лидировать эсминцы «Китаками» уже не мог, но это было и не в его основных обязанностях. Причем, экономить пришлось опять на всем. Даже орудия разместили в полубашнях, то есть, в башнях без задней стенки. Причем, толщина стенок была целых 20 миллиметров, так что можно сказать, что защиты у орудийной прислуги не было совсем. Зато следуя новой концепции торпедных кораблей, на «Китаками» установили вместо двух трехтрубных торпедных аппаратов калибром 533-мм установили четыре двухтрубных.

    Да, ставить пришлось побортно, зато углы пуска торпед оказались весьма удобными. Лучше, чем у «Омахи». В общем, корабль «потолстел», стал больше похож на крейсер, но черты лидера эсминцев все-таки остались: слабое бронирование, которое могло защитить от снарядов эсминцев (120-127-мм) на больших (40-50 кабельтовых) дистанциях, а от снарядов реальных легких крейсеров (152-мм) еще на больших расстояниях. Артиллерия была хорошо усилена, равно как и торпедное вооружение. Так что получилось что-то между нормальным легким крейсером и лидером эсминцев.

    Крейсер-скаут, но с невысокой скоростью. В общем – так себе получилось. Очень легкий крейсер, который мог бороться только с эсминцами и миноносцами. Зенитное вооружение тоже было слабым. Два 76-мм универсальных орудия и два 6,5-мм пулемёта. Так что пользуясь случаем, вместо них установили пулеметы 13,2-мм и спаренные зенитные автоматы 25-мм. Построив кучу кораблей (14 шт) типов «Кума», «Нагара» и «Сендай», японцы несколько успокоились, и занялись эсминцами и тяжелыми крейсерами. Легкие крейсера всех типов понемногу устаревали, а потому частично были выведены в резерв. К тому времени на роль основной ударной силы понемногу начали выходить эсминцы с «длинными копьями», торпедами 610-мм. Под эти корабли и торпеды даже перекраивалась тактика всего флота. Идеальный ночной бой, который отрабатывался японцами, в их представлении смотрелся так: малозаметные корабли подходили к противнику и с небольшого расстояния в 30-50 кабельтовых выпускали косяк торпед. Исходя из того, что хоть какое-то количество да попадет. Потом корабли подходили бы к поврежденному противнику и просто добивали его, либо артиллерией, либо перезарядив торпедные аппараты. Кстати, что-то такое японцы вполне продемонстрировали в бою у острова Саво и в сражении в Яванском море, которые стоили союзникам большого количества потерянных кораблей. Для реализации этой концепции требовались корабли, которые вооружались бы большим количеством торпедных аппаратов. И кому-то в морском министерстве пришла в голову мысль переделать в торпедные корабли некоторое количество устаревших легких крейсеров. 140-мм орудия решили снять, для защиты от самолетов и мелких неприятностей установить универсальные 127-мм орудия, по две спаренных установки на носу и корме. А все пространство между полубаком и кормовой надстройкой занималось одиннадцатью четырёхтрубными 610-мм торпедными аппаратами. По пять аппаратов на каждом борту и один в диаметральной плоскости. То есть, на борт в максимальном залпе «Китаками» мог выстрелить 24 торпеды, а на другой борт – 20. Проект был жутковат. Учитывая, что переделать хотели три крейсера, «Китаками», «Оои» и «Кисо», получился бы весьма многообещающий дивизион, способный в течении короткого времени засеять море вокруг себя 132 торпедами 610-мм. Вот можно было бы и не заморачиваться перезарядкой. Любому противнику было бы не до чего после такого залпа. Однако проект «не сыграл». Для начала выяснилось, что в стране откровенный дефицит и торпедных аппаратов, и 127-мм орудий, и дефицит настолько серьезный, что о перевооружении трех кораблей речь вообще идти не может. Два – еще туда-сюда, а три – никак. И верфи загружены по полной программе. Но тем не менее, все-таки возможности были найдены. Переделка вторая. 1941 год Два корабля, «Китаками» и «Оои» начали переделывать в «торпедные крейсера». Правда, свободных 127-мм орудий так и не смогли найти, оставили четыре 140-мм орудия в носовой части. Торпедных аппаратов тоже пришлось установить не 11, как планировалось изначально, а «всего» 10. Но для того, чтобы разместить такую прорву торпедных аппаратов и торпед для них, пришлось расширить палубу на 3,3 метра. По обеим бортам было устроено что-то вроде спонсонов, которые протянулись на 75 метров от среза полубака до кормы. Спонсоны немного нависали над водой.

    На них размещались торпедные аппараты, опорные тумбы которых опирались на борта. Между аппаратами и надстройками была установлена рельсовая система подачи торпед на перезарядку. Крейсер имел возможность быстрой перезарядки торпедных аппаратов в море. Кормовую надстройку изрядно расширили и обустроили там склад запасных торпед. Для управления стрельбой установили новую систему управления артиллерийским огнем «Тип 92» с шестиметровым дальномером новой конструкции, а старую систему «Тип 91» и четырехметровый дальномер отдали для стрельбы торпедами.

    Однако расширение палубы и установка 10 торпедных аппаратов сильно повлияла на развесовку корабля, значительно увеличив верхний вес. Пришлось по максимуму облегчать корабль именно на палубе. Были сняты кран для гидросамолета и катапульта, с мачт убрали посты наблюдения. Тем не менее, стандартное водоизмещение все равно выросло до 5 860 тонн. И в таком виде «Китаками» и «Оои» отправились воевать. Оба корабля вошли в состав 9-й дивизии крейсеров Первого флота, «Китаками» стал флагманом контр-адмирала Фукудаи.

    Правда, с боевыми действиями не заладилось. С декабря 1941 и по май 1942 года крейсера приняли участие в проводке двух конвоев на Пескадорские острова. 29 мая 1942 года оба крейсера в составе Главных сил адмирала Ямамото участвовали в битве при Мидуэе. Правда, вместо торпедных атак крейсера занимались противолодочной охраной колонны линкоров. А на половине пути к Мидуэю «Китаками» и «Оои» вообще пошли на Алеутские острова, участвуя в операции по отвлечению американских сил от Мидуэя. В общем, острова Кыска и Атту были захвачены, но на битву у Мидуэя это не повлияло.

    Американцы, проводившие свою операцию, проигнорировали захват Алеутов и разбили японские силы у Мидуэя, пока алеутский отряд занимался откровенным ничегонеделанием возле Алеутских островов. Получилось так, что торпедные крейсера не произвели ни одного пуска торпед в сторону противника. А пока «Китаками» нарезал возле Алеутских островов, в Главном штабе признали идею с торпедными крейсерами неудачной. Не совсем понятно, почему Ямамото приговорил торпедные крейсера, не дав им ни единого шанса на победу. Но факт, что именно сам Ямамото рекомендовал в своем докладе в императорской ставке что-то сделать с этими кораблями. И оба торпедных крейсера пошли в арсенал в Йокосуку… Переделка третья. Июнь 1942 года В главном штабе флота решили сделать из торпедных крейсеров десантные корабли. В июне 1942 года крейсера лишились части своего вооружения. Были оставлены два носовых 140-мм орудия, два убрали. Из 10 торпедных аппаратов убрали 4, которые были в кормовой части. Но и оставшиеся 24 трубы с торпедами представляли собой значительную силу. И было усилено зенитное вооружение путем добавления трех строенных зенитных автоматов 25-мм. Количество 25-мм стволов достигло тринадцати, но этого все равно было откровенно маловато для успешной обороны от самолетов.

    Вместо четырех кормовых торпедных аппаратов оборудовали места для двух десантных катеров «Дайхацу», а в бывшем складе торпед оборудовали помещения для десантников.

    Теперь «Китаками» мог взять на борт до 500 человек с оружием и до 250 тонн различных грузов. Переделка была закончена в ноябре 1942 года, и тогда корабли были готовы начать работу в новой ипостаси. Вообще все это было довольно многообещающим делом, поскольку японцы уже имели опыт переделки в десантные транспорты эсминцев типа «Минекадзе». Но эсминцы не могли перебрасывать тяжёлую технику, а вот бывший крейсер с расширенной палубой подходил для этого как нельзя лучше. Единственное, что мешало японцам – это американская авиация, которая понемногу начала захватывать превосходство в воздухе и осложнять действия по доставке грузов японцам. С октября 1942 по март 1943 года «Китаками» и «Оои» занимались перевозками войск с Филиппин на острова Вевак или Рабаул, реже – Шортленд. Затем крейсера работали на бывших голландских территориях на островах Индийского океана. Во время одного из таких рейсов 27 января 1944 года «Китаками» был атакован американской подводной лодкой «Темплэр» в 110 милях от Пенанга. Американцы выпустили в «Китаками» шесть торпед и попали двумя. Обе торпеды рванули в районе машинного отделения в корме. Корабль принял 900 тонн воды, погибли 12 членов команды, но экипаж отстоял корабль и привел его в Порт-Сваттэнхэм. После небольшого ремонта «Китаками» ушел на ремонт в Сингапур, потом в Манилу, а заканчивали восстановление корабля в Японии. А вот оставшемуся в одиночестве «Оои» не повезло. Корабль перевозил войска в Манилу и Соронг из Сингапура. На переходе в Манилу 19 июля 1944 года был атакован американской подводной лодкой «Флешер», которая выпустила по кораблю 4 торпеды. В «Оои» попали тоже две торпеды, как в «Китаками», но результат был несколько иной. От вспыхнувшего топлива начался очень сильный пожар и корабль потерял ход. Через два часа американцы угостили «Оои» еще двумя торпедами и на этом боевая служба крейсера «Оои» закончилась. Через два часа корабль затонул окончательно и бесповоротно. Переделка четвертая. Январь 1945 года Раз уж «Китаками» здесь, в Японии, а почему бы его не переделать еще раз? Так, наверное, думали в главном штабе императорского флота. И переделали в носитель человеко-торпед «Кайтен». Все торпедные аппараты были сняты. Были убраны и крепления для десантных катеров. Взамен в корме «Китаками» были установлены специальные рельсы, по которым должны были сбрасываться в воду человеко-торпеды «Кайтен». При помощи этих простых приспособлений восемь торпед «Кайтен» можно было бы спустить на воду за 8 минут. На второй мачте был установлен 30-тонный кран для подъема торпед на борт. 140-мм орудия все-таки заменили на две 127-мм спаренных универсальных установки.

    Одну установили в носовой части, вторую – на кормовой надстройке. На носовой надстройке и по бортам на сохранившихся спонсонах установили 56 стволов зенитных автоматов – двенадцать строенных, два спаренных и восемнадцать одинарных. Плюс «Китаками» получил две РЛС управления зенитным огнем «Тип 13», а также РЛС надводного обнаружения и управления огнём «Тип 22» модели 4S. Так «Китаками» стал еще и кораблем ПВО. Был и не очень приятный момент: американские торпеды разнесли кормовое машинное отделение и в ходе ремонта пришлось демонтировать поврежденные механизмы. В результате мощность упала до 35 000 л.с., а скорость до 23 узлов. «Китаками» вступил в строй после переделки 21 января 1945 года, вошёл в состав Специального диверсионного соединения «Кайтен», однако применить своё оружие крейсеру так и не пришлось, хотя тренировки по его использованию проводились активно. Дважды, 19 марта и 24 июля, «Китаками» получал повреждения при налётах американской авиации, но каждый раз они оказывались довольно лёгкими. «Китаками» оказался единственным из «5 500-тонных» крейсеров, дожившим до конца войны, и сдался американцам. В августе 1945 года он был разоружён и до октября использовался в качестве репатриационного корабля, вывозя японских поселенцев из Индокитая. В октябре 1946 года корабль был отправлен в Нагасаки на разборку, которая завершилась в апреле 1947 года. Интересная судьба. Торпедный крейсер, на выпустивший ни одной торпеды. Носитель торпед с камикадзе, не сбросивший ни одной «Кайтен». Очень странно, но в целом – неплохо. Можно выразить вот такую мысль: если бы японцы хорошо понимали, какие проблемы необходимо решить в первую очередь, думаю, вряд ли появились бы на свет божий такие уродцы, как недокрейсер, недотрансорт, недоавиаматка и так далее. Проблема японцев была в том, что они тратили слишком много ресурсов на реализацию «сырых» объектов. И «Китаками» - лучшее тому подтверждение.


Tags: army, new
Subscribe

  • La musique

    Новое видео HELLRYDER © Группа HELLRYDER, в состав которой входят Chris Boltendahl и Axel Ritt из GRAVE DIGGER, а также Timmi Breideband…

  • Игры и другие сны разума

    Художник показал стильные арт-постеры номинантов на «Оскар-2021» за «Лучший фильм» © Художник и дизайнер под ником Genzo создал серию…

  • Важнейшее из искусств

    Гильдия режиссеров США вручила премию Хлое Чжао за «Землю кочевников» ©

promo maxho january 1, 2019 00:00
Buy for 10 tokens
Невиданный аттракцион щедрости, всего за 10 жетонов можно разместить здесь свой промо-блок. Ввиду широко применяемых баннерорезок, промо-блок может быть не видим, но за 20 жетонов я вставлю ваш промо-блок в пост.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1592 comments

  • La musique

    Новое видео HELLRYDER © Группа HELLRYDER, в состав которой входят Chris Boltendahl и Axel Ritt из GRAVE DIGGER, а также Timmi Breideband…

  • Игры и другие сны разума

    Художник показал стильные арт-постеры номинантов на «Оскар-2021» за «Лучший фильм» © Художник и дизайнер под ником Genzo создал серию…

  • Важнейшее из искусств

    Гильдия режиссеров США вручила премию Хлое Чжао за «Землю кочевников» ©